логотип проекта Волонтерский Центр оопт России Орден «Волонтерская Звезда»

Алексей Паджев*

Большая Байкальская Тропа-2005
(Национальный парк "Прибайкальский")

Алексей Паджев

За окном уже полсуток тянутся болота, солнце слепит глаза, в купе душно - сломано окно. Машинист вместе с поездом задумался о чем-то своем на глухом сибирском полустанке. Угрюмая проводница на улицу не выпускает - "счас отправляемся" - заворачивает в вагон одуревших от жары пассажиров. Читать нет сил, и в голове лениво ворочается бесконечная мысль о потраченных на билеты и снаряжение отпускных…

Пермь. Вечерняя жара, радость встречи и попытка втиснуть в пять минут рассказа год жизни. Странные вещи иногда творят эти двое - Господь и Internet.

Иркутск. Утро, вокзал и вечные грузчики, норовящие сбить с ног своими тележками. Два дня бесцельного шатания по городу. Ночи, заполненные близким аэропортом, дымом "Явы" и "Царь-рыбой" Астафьева.

Утро, маршрутка, трамвай, опять маршрутка, катер… вот я и на месте назначения. Палаточный лагерь в полусотне метров от Байкала и полтора десятка волонтеров - то, с чего начинается очередной отрезок Большой Байкальской Тропы.

Вы думаете, тропа - это просто? Как бы не так! Это кубометры тяжелого каменистого грунта, огромные валуны, толстые корни и пни столетних лиственниц в коридоре будущей тропы. Да еще и склон очередной сопки настойчиво "советует" встать на четвереньки.

Инструмент - соответствующий: ломы, кирки, топоры. Еще - экзотические "пуласки", напоминающие валочный топор со "скребком" на обухе, брашкатторы, похожие на зазубренные клюшки для гольфа и страшный "маклауд", метко названный "граблетяпкой обыкновенной". На фоне этих "монстров" кирки и топоры кажутся почти безобидными, и только бригадирская бензопила обиженно ревет за поворотом тропы.

Ну и кто же эти полтора десятка отважных? Нет, вовсе не отделение солдат-срочников! Да и вообще, среди нас было восемь(!) представительниц прекрасного пола. Иностранных волонтеров оказалось чуть ли не больше, чем русских. Дейв Врэнн - самый старший из нас. В его "активе" десятки экотроп на Аляске, он - наш наставник на Тропе. Тори и Линдси тоже с Аляски, а Анна - из Калифорнии. Тино и Флориан - немцы, а Марсел из Швейцарии. Остальные - "наши" - из Иркутска и окрестных городов. И я - единственный москвич в команде.

Вы когда-нибудь пробовали красиво работать киркой? А вот у наших девушек это получается не только красиво, но и умело!

Тропа - не просто тропинка, натоптанная по склону сопки, это настоящее инженерное сооружение. Короткие подъемы "облагорожены" ступеньками из камня и бревен, а один из крутых участков, ведущий на перевал, с которого Тропа спускается к Листвянке, сделан в виде длинного "серпантина".

Это - самый необычный проект, в котором мне приходилось участвовать. Почему? Это семейный проект. Татьяна Владимировна Клепикова - организатор, координатор и снабженец, её приезд - как праздник, несмотря на то, что продукты и не кончались. Но ведь, например, зелень со своего огорода не каждый "начальник" повезет? Её дети - Игорь и Наташа - наши главные помощники в преодолении языкового барьера, а племянница Саша - самый замечательный завхоз. Кажется, что в нашей продуктовой палатке есть почти всё! Наташин муж Володя - наш бригадир. На нем самая тяжелая часть работы - разметка и расчистка от деревьев коридора будущей тропы.

Тропа - это не только тяжелая работа, это еще и отдых - и шумные, веселые игры, неистощимый запас которых хранится у Наташи, и дежурство по лагерю - всем довелось дожидаться "приговора" от команды своему кулинарному искусству. К слову, не всем приходилось раньше готовить еду для такого количества людей, но над столом каждый раз неизменно звучало "дежурным - спасибо!".

Погода нас баловала не каждый день, три рабочих дня были потеряны из-за дождей, а попытки угадать, что же будет завтра - солнце или дождь- Володя встречал улыбкой: это Байкал, тут погода непредсказуема. И добавлял: "а вот через четыре часа будет… снег!". Хотя и в дождь жизнь не замирала, в один из дней, когда мелкий дождь не давал работать на Тропе, мы разобрали огромную яму с мусором, который копился много лет - вынесли 25(!) больших мусорных мешков. Судя по датам на консервных банках, в эту яму выкидывали мусор более 10 лет. Впоследствии, весь собранный мусор был перевезен на катере в Листвянку и там, естественно, выброшен.

Итогом же всей этой затеи, проекта ПНП-1, стало 730 метров полностью законченной тропы. Много это или мало? Может быть, и мало - по окружности Байкал - почти полторы тысячи километров. А может быть, и много - еще 730 метров безопасной и легкопроходимой Тропы.

* Алексей Паджев - молодой врач, в прошлом - юннат-воспитанник Биологического кружка Дарвиновского музея (ВООП), сам вырастивший уже немало юных натуралистов, активный волонтер, участник многих экспедиций по охраняемым природным территориям России, активист Волонтерского Центра